Мифы о народном правлении, или Чем грозит стране политическое невежество власти?

Жизнь в провинциях Кыргызстана не становится лучше. Ожидания населения от новой власти не оправдываются.

"Вечерний Бишкек", №96 (10460)

Жизнь в провинциях Кыргызстана не становится лучше. Ожидания населения от новой власти не оправдываются. Руководители органов местного самоуправления по–прежнему в ответ на все претензии в свой адрес кивают на Бишкек, ссылаясь на слабый бюджет, отсутствие в нем средств на самые необходимые нужды, а также на чрезмерную нагрузку по выполнению заданий из центра и государственных функций. Из–за этого дороги не ремонтируются, улицы не освещаются, питьевая вода подается с перебоями, мусор не убирается и не вывозится. Больше двадцати лет развития местного самоуправления не приблизили народ к благоустроенным муниципалитетам, жить в которых комфортно и безопасно. Ресурсов — ни кадровых, ни финансовых — в малых городах и селах как не было, так и нет. Новое правительство, вроде бы приверженное бизнесу и рыночному ведению хозяйства, то есть к децентрализованной экономике, на деле не понимает и не желает понять пользу от идеи развития местного самоуправления. Оно склоняется к возврату назад — централизации управления, усилению вертикали власти, что означает жесткий контроль над регионами и зацикливание всех вопросов на себе, на центр. Так в чем же заключается правда о местном самоуправлении, которую не хочет признавать правительство? И чем грозит стране такая политическая недальновидность, граничащая с политическим невежеством?

Три страшилки
Правительство не только само напугало себя словом “автономия”, но и стращает им общество. Стоит только экспертам заговорить о политической, административной и финансовой автономии, без которой немыслимо эффективное местное самоуправление, как в ответ слышны страшилки про сепаратизм, разделение страны и дестабилизацию. Более того, с некоторых пор принято считать, будто все это не что иное, как результат многолетних усилий Запада по развалу кыргызстанского государства. Дескать, вот это самое местное самоуправление — рассадник демократии в регионах — и привело страну к двум политическим потрясениям, поставило ее на грань выживания.
Рассуждая о том, что муниципалитеты так и не стали финансово состоятельными, поскольку 90 процентов органов МСУ получают дотации из республиканского бюджета, некоторые политики делают абсурдный вывод: значит, в целом вся система работает плохо.
Три этих пугала — сепаратизм, разгул демократии и дотационность айыл окмоту — стали “коридорными” аргументами, на которые, к сожалению, часто опираются при принятии решений. Подобное отношение демонстрирует признаки политического невежества правительства. При этом вслух о намерении свернуть местное самоуправление и отказаться от децентрализации не говорится. Однако же действия показывают, что такое намерение существует.
Спрашивается, а есть ли доказательства? Множество! Самое главное из них на поверхности — в стране больше нет госоргана, уполномоченного формировать и выполнять государственную политику в области местного самоуправления. Ведь Национальное агентство по делам местного самоуправления упразднено, а его функции “четвертованы” между несколькими структурами. Это уже показывает, что МСУ не только не в числе приоритетов правительства, оно стало персоной нон грата в коридорах исполнительной власти.
Общество пока молчаливо соглашается. Тем более что разговоры про сепаратизм действительно выглядят угрожающе. Однозначно, все до единого за единение нации. Люди пока не понимают, что попытки правительства задвинуть проблемы местного самоуправления в тень, навесить на него ответственность за трудности не только в провинции, но и такие государственные проблемы, как отсутствие стабильности и неэффективность системы управления, чтобы потихоньку свернуть реформы в сторону централизации, могут привести к полному коллапсу госуправления. Почему? Да потому, что децентрализация госуправления — вопрос отнюдь не политический, а хозяйственный. И это основной повод говорить о политическом невежестве членов правительства. Они не понимают природы местного самоуправления, основанной не на сепаратистских устремлениях региональных лидеров или группировок, а лишь на разделении вопросов на государственные и местные, четком определении органа управления, ответственного за выполнение той или иной функции, другими словами — оказание той или иной услуги населению.

Действительно ли есть угроза сепаратизма?
Защита границ и внешняя политика, законодательство и стандарты услуг, выступление олимпийской сборной и безопасность страны, защита экологии и борьба с преступностью одинаково важны как для жителя Баткена, так и для жителя Нарына, для любого кыргызстанца, где бы он ни проживал. А вот состояние водоснабжения и канализации, ремонт дорог и освещение улиц, график вывоза мусора в Таласе волнуют только жителей Таласа и совершенно не важны для Каракола. И наоборот. Словом, вопросы питьевой воды, местных дорог, зеленых парков и другие локального характера интересуют только жителей конкретной территории на местах. И уж точно они никак не влияют на безопасность страны, целостность территории, оборону.
Это и есть основной принцип определения вопросов так называемого местного значения, которые отнесены к компетенции малых городов, айыл окмоту. При чем здесь сепаратизм? Оттого что органы МСУ, сформированные жителями Токмака, самостоятельно будут устанавливать тарифы на проезд в городском транспорте и не согласовывать его маршруты с неким органом в Бишкеке, Токмак не перестанет быть частью Кыргызской Республики.
Управлять вопросами местного значения из единого центра неэффективно, нецелесообразно и дорого. Это было бы возможно, будь у центрального правительства колоссальные ресурсы, чтобы оно одним щелчком пальцев могло в любой момент выделить необходимые средства из бюджета на освещение улицы в Сулюкте или прокладку трубопровода в Чон–Алае.
Так до недавнего времени происходило в России, где из Кремля решались вопросы теплоснабжения интерната в Амурской области или ремонта детского сада в Удмуртии. Но там посчитали, прослезились и заговорили не только о финансовой децентрализации (финансовой автономии), но и о региональных выборах (политической автономии).
Страшилка про сепаратизм при слове “автономия” рождается в умах высокопоставленных чиновников не от большой политической просвещенности в вопросах государственного и муниципального управления. Но они у нас такие, какие есть. Поэтому, чтобы не раздражать кабмин, предлагаю отказаться от слова “автономия” и заменить его словом “самостоятельность”. Что одно и то же, зато не режет слух. Дело ведь не в формулировке, а в эффективности выполнения функции управления, в качестве оказываемых людям услуг.

Распустились тут
Страшилка про якобы демократическую распущенность населения, наступившую вследствие развития местного самоуправления, вообще не выдерживает критики. Органы МСУ так и не стали по–настоящему независимыми. Да, формально, по законодательству, такая независимость есть, однако подотчетность руководителей органов МСУ государству через райадминистрации и отсутствие финансовых средств сводят ее на нет. То, что они остаются подотчетными правительству, убедительно показывают результаты выборов 130 глав МСУ, прошедшие с момента принятия нового Закона “О местном самоуправлении” в августе минувшего года. Половина глав являются выдвиженцами местных госадминистраций. Будучи им подотчетными, они не чувствуют ответственности перед населением.
Представьте, перед главой МСУ стоит выбор: пойти на сбор сельского сообщества или откликнуться на телефонный звонок из райакимиата. Озабоченный сохранением рабочего места, лишенный самостоятельности и полномочий, безденежный и зависимый от акима, он действительно недостаточно занимается текущими проблемами. В результате растут социальная напряженность, недовольство жителей. Но, когда они приходят к главе и требуют что–либо для них сделать, тот недолго думая направляет их в Бишкек, где есть деньги и власть. И граждане обращаются туда с надеждой улучшить условия своей жизни. Это ли не абсурд? Разве это не борьба власти против самой себя? Ведь понятно же, что недовольство населения провоцирует не сила, а слабость местного самоуправления!
Что касается демократии, то в селах ее, подлинной, не было и нет. И руководители МСУ продолжают попадать на свои должности по воле госмужей, а не волей народа. Поэтому они и не заботятся о жизнеобеспечении людей, а бегут на вызовы акимов, поскольку не чувствуют свою подотчетность местному сообществу.
Способны ли города и села себя прокормить?
В Кыргызстане почти 90 процентов сельских муниципалитетов получают дотации из республиканского бюджета. Средства идут на простое функционирование аппарата, не говоря уже о каких–то других функциях. Не надо быть финансистом, чтобы понять простую арифметику: если вся страна в целом живет примерно по нулям (без учета дефицита, возникшего после 2010 года), а 90 процентов территорий — банкроты, следовательно, государство обкрадывает муниципалитеты. Отнимает у них все подчистую, а потом возвращает по крохам на поддержку штанов в виде дотаций.
Понятно, что дотационность или финансовая несостоятельность органов МСУ — искусственно созданная ситуация. Еще один миф, удобный для сторонников централизации и построения вертикали управления. А они озабочены исключительно сохранением своей власти, в том числе контроля над финансовыми и другими потоками, а вовсе не эффективным использованием ограниченных в стране ресурсов в целях улучшения жизни кыргызстанцев.
Вспоминается расхожий анекдот весны–2012. Правительство маленькой азиатской страны поручило посадить в стране быстрорастущие деревья из средств местного бюджета. Центральная избирательная комиссия предложила сделать из тех деревьев бумагу для списков избирателей. Министерство финансов распорядилось финансировать расходы на заработные платы учителей за счет местной казны. Потом парламентарии долго удивлялись, почему нет денег на ремонт дорог и уборку мусора? Почему люди недовольны действующей властью?

Если поверить басням, что тогда?
Логика, на которую опираются страшилки, может завести государство в тупик. Давайте попробуем довести ситуацию до абсурда. Представим, что правительство отказалось от идеи развития местного самоуправления и вернуло страну к централизованному управлению. Тогда надо снова создавать колоссальные по численности министерства и ведомства по водоснабжению, канализации, уличному освещению, детским садам, ремонту дорог, которые централизованно финансируются и централизованно управляются. Во сколько раз увеличится управленческий аппарат? Насколько возрастут накладные расходы? Как усложнится решение вопросов для граждан? Какое количество коррупционных схем добавится? И, самое главное, станет ли гражданам комфортнее жить в селах и городах Кыргызстана?
Вся мировая практика показывает — не станет! Расходы вырастут, коррупция охватит все и вся, качество услуг ухудшится. И, как следствие, возрастут недовольство и социальная напряженность, усилятся внутренние миграционные потоки, еще больше станет неравенства между провинциями.
Кто будет виноват? Правительство, которое допустило такое развитие событий.
Что сделают наши граждане, имеющие опыт двух насильственных свержений власти? Ответ ясен.
Вот к каким негативным последствиям могут привести самообман и политическое невежество власти. 

Версия для печати: print

Мероприятия